Приехала Валентина с детьми к Арсению, а у него оказывается семья есть другая

Вот уж совсем рассвет подступил к деревне. Призрачно осветился весь угор к реке, казавшийся белесым, будто бы в инее. Вроде бы обычное утро, только бабы, проводив коров в поле, не разошлись по домам, собрались у колодца против Куприянова крыльца, через дорогу. Перешушукиваются, с любопытством поглядывают на окна. Дарья Лузина, как атаман, тычет в сторону Горбуновых пальцем, наклоняется то влево, то вправо и что-то шипит гусыней — не разобрать, а понятно: худые вести не лежат на месте… Примолкли, когда появилась на улице Валентина с детьми, смотрели на нее, как на какого-то диковинного человека. Она не дрогнула перед ними, прошла мимо к Куприяновым и постучала кулаком в дверь.

— Мария, поди открой! Слышь, кто-то барабанит?— сказал свекор.— Ты что, оглохла?

— Ой, папаша, ты ничего не знаешь! Это к Арсению прикатила баба с ребятишками, жил ведь он с ней!

— Дела-а, как сажа бела,— старик озадаченно потоптался середь избы, потер пальцами мелкую рябь морщинок на своем праведном лбу.— Однако открою, холера ее забери!

Иван Матвеевич вышел на крыльцо, сердито посмотрел на упрямую женщину с черными немигающими глазами, на ребятишек и толпу, придвинувшуюся к самой избе: — Ты что, красавица, колотишься в двери? Чего здесь потеряла?

Читай продолжение на следующей странице

Press «Like» and get the best posts on Facebook ↓