Сказала сыну с невесткой, что наследства не будет

– Как? Вы продали квартиру, которую сдавали?

– Ну да, еще в конце прошлого года! Я давно решила: трешку в итоге продам, несколько лет поживу в свое удовольствие. Я человек простой, неизбалованный, мне этих денег надолго хватит! А потом найду где-нибудь в глубинке хороший платный пансионат для пожилых и устроюсь туда – за вторую московскую квартиру, ну, в которой сейчас живу. Так можно, я узнавала!

– Понятно. Сыну, значит, наследство не светит?

– Не-а! Сын пусть зарабатывает себе сам. Он мужик, ему и карты в руки! Я к ним на шею не сажусь, содержать меня не прошу, даже помогать мне – не надо. Свои проблемы решу сама. Они пусть решают свои. Мне кажется, это справедливо!

О том, что собирается продавать свою трешку и даже уже нашла покупателя, Клавдия Федоровна сыну не говорила. И даже когда в декабре прошла сделка, в известность не поставила. Просто перед Новым годом позвонила молодым и попросила разрешения приехать и поздравить внуков с наступающими праздниками. Надо сказать, видится Клавдия Федоровна с внуками нечасто, особо трепетной любви к ним не испытывает, подарки к крупным датам дарит, но чаще всего символические. Отношения с невесткой с самого начала как-то не сложились.

– Она почему-то считала, что я пущу их после свадьбы в одну из своих квартир, лучше в трешку! – усмехается Клавдия Федоровна. – И была искренне обескуражена, когда поняла, что это не так. Сгоряча наговорила мне с три короба. Внуков, говорит, тогда не увидите вообще! Я ей ответила – ну, не увижу, и ладно, не сильно и расстроюсь…

Внуки, которым сейчас одиннадцать и шесть лет, выросли без бабушки, и особо от этого, считает Клавдия Федоровна, никто не пострадал. А в этот Новый год Клавдия Федоровна привезла в подарок четыре конверта – каждому члену семьи. Мелочиться не стала, даже невестку одарила. В каждый конверт положила по сто тысяч рублей. Конечно, сын с женой были в шоке – мать до этого дарила только носки и шампуни, а тут…

– Конечно, конверты они открыли не сразу, позвонили мне, когда я дома была уже! – рассказывает Клавдия Федоровна. – Сын спрашивает, это откуда такие деньги-то? А я ему – да я квартиру продала, говорю. Действую так, как вам обещала когда-то. Сдавать больше не хочу, устала. Жить буду пока на эти деньги…

Сын с женой в шоке. У них в голове не укладывается, как можно продать трехкомнатную квартиру и тупо проесть деньги, когда «родные дети и внуки на съеме без всяких перспектив». А может быть, сын прав – ненормально это, проесть две квартиры, когда у родного сына ни кола ни двора, не оставить ничего в наследство? Или со своим имуществом мать может поступать так, как хочет? Что думаете?

Источник

Press «Like» and get the best posts on Facebook ↓