Когда у мужа было всё хорошо, не ушла, а теперь уходить не имеешь права

В общем, последние полтора года Рита занималась тем, что готовила себе почву для развода, и, кажется, вполне в этом преуспела. Во–первых, не спеша подобрала себе хорошую работу с удобным графиком и достойной оплатой – и надежную няню ребенку.

Во–вторых, начала собирать деньги, в основном, конечно, у мужа. Муж, обрадованный тем, что Рита больше не выносит мозг допросами на тему «где был», как–то расслабился, и облапошить оказалось не так–то трудно. Где просьбами, где обманом, где просто у пьяного из кармана мятые тыщи – он их все равно не считал в таком состоянии. Может, кто–то скажет, что некрасиво. Подруга права – уйти в никуда с гордо поднятой головой гораздо красивее. Только вот выживать потом с ребенком проблематично. В–третьих, Маргарита отучилась на права и истребовала с мужа автомобиль. Ну и так по мелочи – купила себе и ребенку одежду, новый телефон, новый ноутбук…

Этой осенью настал было уже час Икс – Рита почувствовала, что стоит на ногах, и вполне может идти по жизни сама. Но тут у мужа началась в жизни, видимо, черная полоса. Серьезно заболела мать, слегла в больницу, Рита ухаживала и носила ей еду. Муж потерял работу, попал в аварию, получил какой–то особенно нехороший перелом ноги – все срастается медленно, плохо, неправильно, уже было две операции, и, кажется, будет третья…

Как и следовало ожидать, фея растворилась в голубом тумане, и все целиком сейчас на Рите: муж, больная свекровь, обеспечение их всех едой и вниманием. Ну и ребенок, конечно. Если бы не машина, Рита бы не выдержала. Муж теперь поет совсем другие песни: чуть ли не руки целует, говорит каждый раз, что Рита святая, что он был круглым дураком, что ничего дороже семьи у него нет, что он только сейчас все понял.

Рита абсолютно не хочет оставаться с этим человеком – слишком много плохого вспоминается в последние годы: – Надо было раньше уходить, пока все нормально было! – как–то на днях обронила хорошая подруга. – А теперь уже как–то нехорошо бросать больного и беспомощного…

Рита по–прежнему хочет уйти – но как же «в болезни и в здравии, в радости и в горе»? Они не венчаны, но – не чужие люди. Как бросить человека в гипсе? Что с ним будет? Он до больницы–то не доберется. Ему надо продукты носить, кормить, помогать…

В конце концов, ведь и хорошее было у них, не только плохое. Хотя он бы бросил, наверно, в такой ситуации. И вообще, неизвестно, как он поведет себя, когда встанет на ноги. И Рите надо думать прежде всего о себе, действовать по плану А муж со своей матерью – пусть как знают? Что скажете?

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓